интер лизинговая компания

Уходящий в отставку премьер-министр Воислав Коштуница оставил в наследство невозможно высокую планку для любого сербского политика, желающего забыть о Косово и двигаться дальше. В этом отношении США и ЕС совершенно не сумели предугадать, насколько чувствительным и радикальным сделал Коштуница политическое и общественное мнение Сербии. Ни один политик не может всерьез надеяться на то, что ему удастся на цыпочках уйти от решения косовской проблемы. Какое бы правительство ни появилось на свет в результате нынешних межпартийных переговоров, ему придется защищать интересы сербов в Косово и способствовать тому, что уже приняло форму фактического раскола. Власть правительства, размещающегося в столице Косово Приштине, не распространяется на территории к северу от реки Ибар (где живет 40 процентов сербов), непосредственно примыкающие к Сербии. Если бы правительству в Приштине удалось навязать свои институты сербскому меньшинству, то это почти наверняка привело бы к массовому исходу сербов из Косово и крушению надежд международного сообщества на создание мультиэтнического Косово. Основные игроки из ЕС и США могут винить только себя в том, что они не сумели правильно прочесть ситуацию и уверовали в то, что прозападное правительство смирится с потерей Косово, если предложить ему перспективу членства в ЕС. По какой-то причине они приняли желаемое за действительное и жестоко просчитались. Вместо этого они должны задуматься о форме раздела, возможно, по боснийской модели, а в долгосрочном плане `раздраматизировать` вопрос о границах так, чтобы значение границы Сербии и Косово в рамках Европейского Союза было минимальным. Сегодня путешествия по значительной части континентальной Европы - это воплощение мечты Эрнеста Бевина: `прийти на вокзал Виктория, купить билет на поезд и ехать куда мне только вздумается без паспортов и прочей ерунды`. В недавнем прошлом это было возможно во всей бывшей Югославии: вы могли путешествовать от Словении на севере до Македонии и Косово на юге, даже не предъявляя паспорта. Теперь вместо этого единого пространства семь государств и семь пограничных переходов, в том числе на границе Косово.